главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

2021


  Место битвы черных шаманов

Каждый ребенок, росший в бурятской семье, слышал это страшное слово — бохолдой, что в переводе с бурятского означает привидение. Помню, как в детстве бабушки часто ругали нас за то, что бегаем по середине дороги в деревне. Не разрешали нам петь по вечерам или, находясь в лесу, звать друг друга по имени. Все запреты сопровождались повторением этого слова от которого душа леденела — бохолдой.​

Село Улей Осинского района - место битвы черных шаманов.

Как шаманы изживали друг друга
Бурятская мифология богата на жуткие истории. В легендах действуют не только различные божества, но и умершие люди, которых принято делить на разные группы: те, кто умер своей смертью, кто погиб в раннем возрасте, кто совершил суицид. Есть в фольклоре множество сущностей, которых в простонародье называют чертями. Слово бохолдой объединяет в себе всех представителей потустороннего мира. Такое представление о загробной жизни до сих пор существует у прибайкальских бурят, что напрямую связано с сохранением шаманизма.

Но есть в Иркутской области места, где сохранилось особенно много преданий. Например, село Улей (Унгин) Осинского района. Даже сейчас, в XXI веке, на предложение съездить в Улей можно услышать отказ и краткое объяснение: «Лучше я туда не поеду, не хочу духов тревожить».

Самая известная легенда Улея — об улейских девушках, о толпе из 350 бохолдой. По ее мотивам создан спектакль в Бурятском драматическом театре. Но существует еще одна, не менее пугающая, легенда о битве черных шаманов.

Давным-давно, когда река Ангара была ручейком, величественные Саяны сопкой, а Байкал маленьким озером, жили на прибайкальской земле могущественные шаманы… Унгинские (шаманы современного Нукутского района) и улейские шаманы в те времена враждовали между собой, вели бесконечные битвы при помощи своих заянов (духов-хранителей) и умирали молодыми.

Однажды в одной унгинской деревне заболела женщина и пригласила черного улейского шамана, который гостил в этой деревне у своего тестя. Шаман Бугдан приехал к больной женщине, побрызгал молочной водкой тарасуном и сказал ей принести в жертву местным хозяевам земли черного барана, пригласив унгинского шамана Косто. Два дня шаманы призывали своих духов, занимаясь бахвальством друг перед другом, меряясь силой. Дело кончилось тем, что разодрались они окончательно и разъехались по своим улусам. Каждый у себя шаманил, чтобы изжить друг друга.

Унгинский шаман призвал своего хранителя-заяна, к которой редко обращался — Муу шубуун (плохая птица). Считается, что она может обращаться в разных птиц, но чаще принимает образ красивой женщины, только губы остаются в виде клюва.

Кстати, о появлении этой птицы есть такая легенда: один молодой бурят, который влюбился в девушку. Они ушли в лес и там жили. Молодой бурят умер, девица долго плакала над ним, потом подумала, что перестанет тосковать по нему, если съесть его печень.

Она распорола брюхо умершему и действительно съела печень возлюбленного. Тут же испустила дух и превратилась в Муу шубуун. С тех пор ищет в лесу молодых бурят, приходит к ним ночью в образе красавицы, прикрыв свой клюв рукавом и затмевает разум парней. Если удастся обмануть, то бьет их по голове своим клювом и сжирает печень.

Вернемся к шаманам. Улейский шаман Бугдан призвал всех своих больших заянов – Улеи-олон, что можно перевести как улейские многие. 350 душ ходят и ездят вместе толпой. Как они образовались? Одна девица Духэ из Улея была выдана замуж в Тарсай. Муж обращался с ней очень жестоко, в следствии чего она сбежала. За это ее, по жалобе мужа, сажали в колодку и жестоко били. От таких побоев она сошла с ума и удавилась в Улее, на своей родине. После смерти она сделалась заянкой. По ее желанию умирают молодые люди и женского и мужского рода. Вначале человек делается беспокойным, а потом старается незаметно удавиться. Таким образом их и набралось 350 душ. В них до сих пор верят многие. Считается, что эти духи вредят людям. В их честь совершаются разные обряды, очень дорогостоящие. Нелегкое ведь дело напоить допьяна и накормить досыта толпу заянов.

Назначив решающую встречу на границе, шаманы стали биться. Три дня и три ночи состязались они, выбились из сил, погрузились в мертвецкий сон. Битву продолжили их заяны. Муу шубуун было не под силу бороться с 350 душами. Призвала она на помощь съеденных парней. Три дня и три ночи пожирали заяны друг друга и не смогли одолеть.

Проснулись шаманы и разошлись опять. И снова каждый шаманил на своей стороне, чтобы съесть противника. Но однажды к улейскому шаману Бугдану явилась старая бабка. Это была девица Духэ, предводительница 350 душ, и подсказала как лишить унгинского шамана Косто силы, отправить его блуждать в темноте на том свете, чтобы заяны не приняли его в свой стан. Сказала ему выждать тот момент, когда у жены начнутся особые дни, выжать грязную кровь в посуду и подмешать в угощение.

Так и сделал улейский шаман. Лестью и хитростью выманил на границу, якобы для заключения мира, улучил момент и подмешал в угощение кровь своей жены… В тот же миг лишился унгинский шаман своей недюжинной силы. Кое-как добрался до дома, хворал три дня и скончался. Отвернулись от него его заяны, не смог он разгадать злой умысел своего противника. И осталась блуждать его душа одиноко в вечной темноте, срывая свою злость на молодых женщинах. До сих пор женщины детородного возраста в унгинской долине не имеют права посещать некоторые обряды. И не подходят к святым местам. Так рассказывают старики.

 

Вернуться назад

Диана Дабалаева
«Орда Инфо»

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2021