главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

1 апреля 2004


  Белый шаман с голубыми глазами

У пенсионера из Ользон Владимира Александровича Манжеева два года назад совсем село зрение. "Была бы жива мама, я не ослеп бы, - подумал с тоской он, - старушка обряды знала и врачевала - чистой родниковой водой зрение промывала".

Ользонский шаман Владимир Александрович Манжеев.

Оставалась одна надежда - хрусталики, которые ему имплантировали иркутские хирурги. После операции Манжеев снял повязку и ахнул: палата была белой-белой, а за окном все голубое-голубое. Казалось, в жизни никогда не видел столь ярких красок. Посмотрел в зеркало - и снова удивился: его черный от природы глаз посветлел, приобрел голубой оттенок. - Вы русский глаз мне поставили, - улыбаясь, сказал он хирургу, - надо бурятский, почернее. Я ведь шаман. Как бы силу не потерять. "Отказать в помощи не могу!"

Потомок Великого шамана
Когда-то Владимир Александрович был хорошим механизатором. На тракторе с 19 лет. Пахал, сеял, убирал, грамоты получал - и так год за годом. Между делом пятерых детей вырастил. А к сорока на него вдруг тоска напала, стал рассуждать о ранее недоступном - о предках, о том, что связывает его с прежде жившими... Каждый столб на дороге теперь для него словно душу обрел. Все чаще и чаще думал: "Как жизнь моя будет складываться?" Ответ на этот вопрос решил поискать в Люрах, у ворожеи.
Едва раскинув карты, она спросила: - Ты что, не брызгаешь? - Как же? - удивился Манжеев. - Постоянно шаманов приглашаю. - Все, что ты брызгал, - пустое... Поищи другого шамана. Других шаманов не было, и тогда Манжеев побежал к бабушке Марии Хогоевой - та все обряды знала: так, мол, и так, что-то не получается.
Мария Бадуевна на трех листах расписала, как правильно брызгать, и, вернувшись домой, Владимир Александрович сам принялся за обряд: в одной руке лист с инструкцией, в другой - рюмка с водкой, после чего снова двинулся к ворожее. - Теперь другое дело, - сказала она. - Кто тебе брызгал? - Сам. - О-о! У тебя, должно быть, в роду шаман был. Конечно, был, вспомнил Манжеев. И не один. Мама рассказывала, что в улусе напротив Ользон проживало пять или шесть семей их рода, и в каждой был свой шаман.
Самый известный - Бирайн Хохэй. Великий шаман: мертвых оживлял, бедных обогащал, говорили про него. На две дороги Бирайн Хохэй для Манжеева был путеводной, но недоступной звездой. Себя он оценивал как белого шамана. Созывать крупных богов, как это делают черные шаманы, не мог, но свое дело - "кормить монголов" - исполнял качественно, и его стали приглашать в дома, где болели скот и люди.

Казалось бы, обряд простецкий - поджигаешь траву на газете, обращаешься к духам, брызгаешь молоком и водкой в окно - а результат неизменный: в доме воцаряется благополучие. Не всегда, конечно. Есть какой-то предел. Невозможно поднять скотину, если ее не кормить. Не поможешь и человеку, если он сам себе враг. Но, в конце концов, даже надежда - уже благо. Или путь к нему. Весть о новом шамане вскоре вышла за пределы Ользон.

Местных трактористов и шоферов Манжеев давно пользовал, но тут стали приезжать совершенно случайные люди с просьбой побрызгать "на две дороги". Тот, кто бывал у шамана раньше, клятвенно уверял: "Побрызгает на машину - и никаких аварий". Были даже милиционеры на старом уазике. А однажды к Манжееву приехал какой-то француз с переводчиком. Может, туристу хотелось экзотики, а может, и в самом деле надеялся на шамана, только попросил он ни больше ни меньше, как помочь своему отцу-инвалиду встать на ноги.
Манжеев отнесся к просьбе серьезно - запалил костер у себя в ограде, наварил мяса согласно ритуалу и принялся колдовать.
- Не знаю, помог я тому французу или нет, но только отказать в помощи я никому не могу, - говорит Владимир Александрович.
- И людей не хочу лишать надежды, и себе не желаю зла - откажешь человеку, а он будет тебя проклинать. Так что быть мне теперь шаманом до конца своих дней. Противопоказания Голубые глаза Манжееву не повредили. Видно, не противоречит это законам шаманизма.
Владимир Александрович и без того человек веселый и добродушный, а "новые" глаза заблестели с особой силой.

Супруга Агрофена Протасовна верит в мужа и считает его хорошим шаманом, но иногда выговаривает: "Уж не много ль ты сил вкладываешь в свое дело? Чай не железный." Это она по поводу того, что работать-то мужу приходится с опасным для здоровья веществом - водкой.
- Я пользуюсь только качественным продуктом, - то ли в шутку, то ли всерьез отвечает Владимир Александрович.
Суррогатный спирт, на местном наречии - фумитокс, уверяет шаман, противопоказан для брызганья. Это большой грех. Даже пить его никому не советует. Есть и другие противопоказания. Нельзя, к примеру, для проведения обряда покупать водку у продавца-женщины, если у нее критические дни. В этом нет ничего пикантного. Подобные запреты существуют и в других религиях. Еще блаженный Августин обращался к Папе Римскому с вопросом, могут ли посещать церковь супруги, имевшие накануне близость.
Могут, отвечал Папа, если омылись. Можно пользоваться и водкой, если покупатель берет ее с полки сам, а не из рук "приболевшего" продавца.

Два месяца в году - в январе и в мае - у шамана "отпуск". В это время брызгать запрещено. Это табу Манжеев объясняют тем, что январь - своего рода пост накануне Белого месяца, а май - время пробуждения и посева, когда от человека требуется много сил.

Иногда Манжеев сам удивляется, почему водке отводится столь значительная роль в шаманизме, но, как говорится, не доискиваясь Бога, лучше его знаешь. Так уж повелось. К тому же шаман исповедует умеренность: "В больших дозах и сахар - яд". И сам следует этому правилу.
 

Вернуться назад

Сергей Маслаков
"Окружная правда"

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2009