главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

24 января 2002


  “Бадма Сэсэг” - шаманство на сцене

Открывается занавес, мы видим яркое звездное небо. Уже в следующую минуту начинаем понимать, что таким же оно было и тысячу, и миллион лет назад. Так велико действие старинной народной песни, сопровождавшей в былые времена коллективное камлание. В небе частица нашей души, ведь в минуты духовного поиска или душевного просветления мы смотрим на небо - с восторгом, надеждой и мольбой. Этим доверительным своим началом, участием в работе души человека и укреплении его духа оно прочно связывает между собой поколения всех живущих на земле.

Но более всего звездное небо на театрализованном концерте “Ода Матери-Лебеди” театра танца “Бадма Сэсэг” притягивает к себе своим магическим началом. Опять же благодаря музыке (обработка народных мелодий композитора Наранбаатора) и сценическому действу мы ясно начинаем себе представлять его не безликой, хотя и яркой, реальностью, а местом обитания духов и богов. На первом плане - фигура шамана (заслуженный работник культуры Бурятии Сергей Раднаев). В руках у него бубен (хэсэ) с колотушкой. Ритмичные удары в него он перемежает с быстрой тряской колокольчика (хонхо), увешанного разноцветными лентами. На поясе у него связка шкурок (хушуун) девяти разных зверей, там же поблескивает подвязанное металлическое зеркало (толи). Из-за правого плеча видны торчащие редкими концами кверху “конские” трости (морин hорьбо). Должно быть, он хабатай боо, то есть шаман , обладающий умением творить чудеса. Ибо только имеющий дар волшебства может взяться вызывать дух тотема, духа-покровителя. Как всегда, помогают ему в этом темная звездная ночь и молодые, чистые помыслом люди.

Девять девушек и столько же юношей хором поют призывную песню, обращенную к духу Матери-Лебеди: “А-а hэй! Хун-хан-шубуун, ерныл-яанал!”. На них белые одежды, что говорит о чистоте их нравов и душ. Молодые люди помогают шаману в путешествии по Нижнему, Среднему и Верхнему мирам (такая модель макрокосма относится к эпохе верхнего палеолита Сибири), о чем мы узнаем из их песни.

Все быстрее и интенсивней становятся движения шамана , громче - звуки бубна, прочувствованнее и призывнее - мелодия бурятской песни. Так усиливается магия шамана . И когда все берутся за руки, их энергия, наконец, концентрируется, и в ночном небе среди горящих звезд, появляется Она, пока лишь видение...

Но частица духа Матери-Лебеди уже вселилась в юношей и девушек. Они впадают в транс и тем самым увеличивают эффект ритуала. Охваченные восторгом от увиденного и чудодейственными силами шамана молодые люди начинают танцевать рядом с девушками лебединый танец. Появляется народ, он поет и танцует ехор. В зависимости от местности меняется колорит женских нарядов и что еще интереснее - различаются между собой ехорные напевы и движения. Плотной стеной танцует народ. Их руки, согнутые в локтях, переплетаются между собой по кругу. Вот исполняется темпераментный ехор с резкими подскоками и взмахами рук иркутских бурят. Ритм песни ускоряется. И с последними танцевальными движениями, наконец, утраивается энергия священнодействия.

Среди потоков густого тумана в своей ослепительной белизне предстает взору жаждущих дух Матери-Лебеди, а с нею спускаются с небес восемь ее сестриц-лебедиц.

Несмотря на театральную условность, этот момент захватывает. Проходит мгновение, прежде чем зрители начинают аплодировать.

Опустившись с небес к людям, Лебедь (солистка театра Надежда Плотникова) танцует. Постановщик танцев и всего театрализованного концерта “Ода Матери-Лебеди” художественный руководитель театра танца “Бадма Сэсэг” Дандар Бадлуев очень верно нашел рисунок лебединого танца, представляющего собой интерпретацию танца народного. Грациозная поступь красивой и нежной птицы сродни своей плавностью, неспешностью движениям многих бурятских танцев. И в танце Матери-Лебеди мастер хореографии Дандар Бадлуев через национальную пластику передает эту грациозность. Как не может быть совершенно обособленного, чистого языка какого-либо народа и всей его культуры, так и бурятские танцы не могли не вместить в себя едва различимый аромат родственных ойратских танцев. Их характерная пластика особенно заметна в танце Матери-Лебеди.

А затем начинается самая привлекательная и яркая часть театрализованного концерта. Хонгодоры и хори-буряты, прославляя в своих старинных танцах и песнях Мать-Лебедицу, вместе с тем рассказывают о жизни и работе, о разных своих приключениях на охоте, о любви и дружбе, о явлениях природы. И все это не только пением, но и языком танца. Замечательная хореография, замечательные исполнители!

Костюмы артистов приближены к натуральным. Они сшиты из шелка и бархата, отделаны парчой и кожей с мехом. Металлические украшения дополнены настоящими кораллом и серебром. “Бадма Сэсэг” нередко дает камерные концерты в небольших залах, в узком кругу ценителей. В таких случаях виден каждый шов, каждая оборочка на костюмах, отделанные искусно, по-настоящему. Один такой костюм в театре танца “Бадма Сэсэг” стоит пять и более тысяч рублей. Увлеченный человек, Дандар Жапович Бадлуев перелистал сотни журналов и книг, ездил в фольклорные экспедиции, познакомился с почтенными старцами, не раз бывал в музеях, чтобы детально изучить покрой традиционной бурятской одежды разных местностей, в том числе одежду кочевых племен.

Конечно, это еще не предел. Этнография - наука, не терпящая торопливого, поверхностного изучения. Это хорошо знает художественный руководитель “Бадма Сэсэг”, имеющий в своем активе сотню костюмов народов Юго-Восточной Азии, Индии, к созданию которых он приложил свой дар художника, исследователя и даже швеи.

Праздник в честь Матери-Лебеди продолжается, чтобы к полудню завершиться. Вместе с яркими лучами солнца хори-буряты и хонгодоры простятся со своим тотемом до следующего тайлгана. Но сначала поднесут Матери-Лебеди белый хадак, и каждый из них унесет к себе домой кусочек освященного уголька, чтобы укрепить свой очаг. “Хун-хан-шубуун гарбалтайбди”, - поет заслуженная артистка Бурятии Цыдып Банчикова. Звучит лимба, ей вторит чанза, затем в разговор вступают другие инструменты. Своими танцами и костюмами, живым пением, разнообразием бурятских музыкальных инструментов (у театра есть свои морин хуур, хур, чанза, лимба, ятаг, йочин, хомус, хэнгэргэ) и замечательной, просто великолепной аранжировкой, в данном случае выполненной композиторами Пурбо Дамирановым и Наранбаатором, своими художественными образами, театр танца “Бадма Сэсэг”, существующий в нынешнем виде с 1997 года, не только очаровывает - ему веришь. Как теплому летнему дождю с его очищающим началом.
 

Вернуться назад

Надежда Гончикова
www.buryatia.ru

   

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2009