главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

июнь 2005


  Святая роща

В улусе Мельзаны Баяндаевского района сегодня всего-то два дома. В одном из них живут пенсионерки Алексеевы, Ульяна и Клавдия, в другом — семья местного историка и журналиста Владимира Номогоева.

Мельзонскую рощу в отличие от улуса, давшего ей название, несмотря на все исторические перемены и поветрия, постигла более счастливая участь. В царские времена большинство местных жителей было обращено в христианство, но роща по-прежнему оставалась для них святым местом. Ее берегли от постороннего взгляда, и название рощи благодаря всеобщему молчанию не появилось ни в одном кадастровом документе. Словно и не существовало ее в природе. Даже советские активисты рощу старались не замечать. Рассказывают, когда-то возле рощи стоял непонятный пенек, старики с него на коней садились. Однажды этот "пенек" отвалился и оказался бивнем мамонта. Умельцы сделали из него священные фигурки, а в 30-х годах комсомольцы реквизировали их и разбили молотками. Но рощу не трогали.

Примерно в то же время в знак протеста против насильственного изъятия земель местное население начало возвращаться к исконной вере, и в роще снова стали отправляться все религиозные обряды. Когда-то, говорят, здесь хоронили всех местных шаманов. Их останки вывешивались на деревьях, а после того как они истлевали, кости замуровывали смолой в дуплах вековых лиственниц. Чем сильнее шаман был при жизни, тем лучше сохранялись его мощи.

Этот обычай до наших дней не дошел, но и сегодня в рощу приезжают брызгать, здесь же проходят тайлаганы. Во время таких мероприятий, как известно, приходится выпивать. Роща, по преданию, ценит умеренность, и тех, кто не знает меры, "водит". Вроде невелика — около двух километров в длину, около версты в ширину,
— а выйти из нее часами не могут.

Уникальна роща и в биологическом плане. Это своего рода островок реликтовых сибирских лиственниц. Некоторые деревья достигают в ширину трех обхватов, а вот в высоту больше 25 метров нет — все вершины срубают свирепствующие здесь молнии. В военные годы роща несколько пострадала от вырубок — здесь стоял чурочный завод, на котором работали пленные финны. Дрова шли для ЯрАЗов, перевозивших грузы по трассе Иркутск — Качуг. К счастью для рощи, продолжалось это недолго. Но и сейчас, несмотря на уникальность рощи, здесь нет-нет да появляются браконьеры.

— Я как бы негласный хранитель рощи, — говорит Владимир Номогоев. — То рубщиков спугну, то мусор за туристами уберу...
 

Вернуться назад

"Окружная правда"

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2009