главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 новости

14 февраля 2016


  Обряд Сан салыр у рождения Енисея

Снова над слиянием двух Енисеев разнеслось пение шаманов. В ночь на девятое февраля небольшая площадка напротив Вилан стала одним из мест проведения обряда Сан-салыр —ключевого ритуала в праздновании Шагаа.

Обряд Сан салыр у рождения Енисея. фото Дины Оюн

Ночь, в которую ждали наступление Нового года по лунному календарю, в этот раз выдалась на удивление теплой, разумеется, если сравнивать ее с предыдущими годами. Несмотря на ранний час, площадка в национальном парке прямо напротив того места, где Каа-Хем встречается с Бий-Хемом, была полна народу. В центре возвышался «шалаш» будущего обрядового костра, вокруг которого уже ходили шаманы. Одни окуривали увесистые поленья ароматным дымом артыша, одновременно что-то шепча себе под нос; другие — укладывали в пространство между бревен жертвенную белую пищу, принесенную сюда гостями.

Обряд еще не начался, и все вокруг заливал холодный «электрический» свет мощного прожектора, выхватывающий из тьмы начало мистерии, — те шаманы, что не были заняты налаживанием кострища, проводили для желающих обряд очищения. Все также нашептывая таинственные алгыши, они легко стегали гостей плетью, касались темени и лба колотушками для бубна.

— Это очень важный и древний обряд, — рассказала Ниаля Тулуш, шаманка общества «Тос-Дээр». — Мы шаманы просим духа огня сделать грядущий год хорошим — что бы люди были счастливы, дети — здоровы, скот — сыт и тучен. Этот обряд также призван сохранить все хорошее, что было в уходящем году и подготовить людей к следующему году, дабы они могли принять только хорошее из всего того, что несет новый год.

Когда «очищение» было закончено, над парком, скованной льдом рекой, эхом отразившись в горах, разнесся протяжный и глухой трубный рев. Кто-то отключил прожектор, и единственным источником света стали маленькие «факелы» артыша в руках нескольких шаманов, которыми они разжигали огонь Сан-салыр. Он на удивление быстро охватил «шалаш», с каждой секундой разгорающийся все жарче и жарче. И вот в ночные небеса устремился первый сноп искр, а вместе с ними в унисон друг с другом зазвучали первые дунгуры. Теплый оранжевый свет залил всю площадку и лица людей, стоявших вокруг «большого огня», зачарованно наблюдавших, набирающую экспрессию мистерию. Дунгуры звучали все громче, а сквозь их ритмичную, глухую и протяжную песню все отчетливее проступали напевы шаманских алгышей. На площадке в прямом смысле слова стало жарко.

— Я каждый год сюда прихожу, — рассказал присутствующий на ритуале Олег Монгуш. — Моя супруга все порывается посетить обряд, но почему-то знакомые говорят, что женщинам нельзя. А одна шаманка мне сегодня сказала, что наоборот — сюда, как раз, можно.

По словам Ниали Тулуш, женщинам не рекомендуется посещать обряды, которые проводятся на возвышенностях, например, в горах. На ритуалы же, проводимые вблизи воды, будь-то аржааны или, как здесь, слияние рек, — пожалуйста.

— Вода — это женская стихия, — поясняет она. — А значит, женщинам посещать данный обряд не возбраняется. Среди шаманов, которые здесь камлают, как видите, много женщин. И место это у слияния рек всегда было священным для тувинцев.

География праздника Шагаа ширится. В этот раз обряд посетила делегация шаманов из-за Саян, имеющая довольно тесные отношения с кызылской местной религиозной организацией шаманов «Тэнгри-Угер». Среди них была и Ангелика Хель-Клейн, шаманка, приехавшая специально на тувинский праздник из далекой Австрии.

— Туву недаром называют центром шаманизма, — замечает председатель «Тэнгри-Угер» Светлана Бутусова. — Именно в нашей республике ведь находится центр Азии. Планета Земля — это живой организм: у нее есть глаза, сердце, а энергия нашей планеты хранится в ее центре. То есть здесь. Поэтому практикующие шаманы со всей планеты сюда едут учиться у наших.

Ее ученица Айдана Алтын-Суу из народности саамы, северная шаманка, говорит, что учится у Светланы Бутусовой, поскольку чувствует в себе эту потребность. Однако ее народ утратил многие традиции шаманизма, и, чтобы восстановить их, она стала последовательницей тувинской шаманки.
Обряд Сан-салыр, несмотря на догорающий костер и весьма поредевших гостей, продолжался. Шаман будет тянуть свою песню до самого рассвета, и его дунгур не смолкнет, пока на востоке не блеснут первые лучи солнца. Именно тогда и наступит Год красной огненной Обезьяны.

— Этот год будет очень хорошим для людей творческих и, как это говорится, быстрых на подъем, — сделала предсказания Светлана Бутусова. — Но это не значит, что другим можно лежать на диване и ничего не делать. Начатое в этом году дело будет спориться. Тем не менее, должна заметить, что с деньгами в этот год стоит быть аккуратнее: не ввязываться в сомнительные сделки, тем более не стоит быть расточительными. Но самое главное, родившиеся в этот год дети окажутся непоседами, знаете, такими живчиками.
После темной ночи, полной ритуалов, торжественная часть празднования теперь уже наступившего Шагаа развернулась на площади Арата девятого февраля в послеобеденный час. Однако народ начал собираться здесь заранее.
С утра на площади, создавая нужную атмосферу, не переставая, играла национальная музыка, а толпившиеся здесь люди развлекали себя народными забавами со спортивным уклоном. Здесь, лихо набивая ногой легкий воланчик, каждый мог попробовать себя в тевеке или показать аратскую удаль, заарканив деревянного коня. Однако наибольший интерес и у зрителей, и у тех, кто желал испытать себя, вызвал кодурер-даш — состязание, уже давно полюбившееся кызылчанам и ставшее чуть ли не обязательным элементом празднования Шагаа. Многие в тот день пытались поднять 120-килограммовый камень, но мало кому это удавалось сделать.

— Камень не только тяжелый, но и к тому же еще и ужасно скользкий на морозе, — объяснил свое фиаско один из участников.
По словам кызылчанина Александра Ооржака, спортивные состязания — неотъемлемая часть празднования Шагаа. Так было во все времена.

— В Шагаа символично все, — говорит он. — Даже взять хотя бы традиционное приветствие, которым в первый день Нового года по лунному календарю тувинцы приветствуют друг друга. В нем отраженна связь поколений. Старшие словно передают свою мудрость младшим прямо в руки. То же самое и со спортом, чтобы год быть здоровым, молодые люди и все желающие соревнуются друг с другом.

Ооржак рассказал, что в старину в Сут-Холе были богатыри, которые могли поднять камень, весящий свыше четырех сотен килограммов.
— Теперь же такой вряд ли кто сможет поднять, — резюмирует он. — А все потому, что была нарушена связь поколений.

Под протяжную и глухую музыку артисты театра в буддистских масках Цам исполнили на крыльце Национального театра ритуальный танец. Позже с крыльца сбежали артисты, наряженные уже в костюмы животных — покровителей разных годов, — закружив зрителей в круговороте танца, символизирующего смену лет.

— Возрождающиеся обрядовые традиции празднования Шагаа — это возвращение тувинского народа к своим духовным истокам, которые заключаются в крепкой семье, добросердечии к окружающим и любви к своей родной земле, — передал поздравительные слова Шолбана Кара-оола председатель Верховного Хурала РТ Кан-оол Даваа. — Именно эти понятия должны стать нашим фундаментом, гарантирующим процветание республики и всех народов, проживающих на ее территории.

 

Вернуться назад

«Тувинская правда»

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2016