главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 шаманизм


  Табулгахи – немые свидетели зловещего культа

В не публиковавшихся долгое время записях и статьях Михаила Носова – художника, краеведа, историка, этнографа, исследователя можно найти много удивительного о предметах древнего культа. Эти записи с пометками и уточнениями ученого, этнографа и археолога Ивана Дмитриевича Новгородова были изданы совсем недавно.

Табулгахи – немые свидетели зловещего культа

Открываю прекрасное, яркое и красочное, очень содержательное издание, подобное старинному фолианту, посвященное творчеству и биографии Михаила Носова. Я всегда восхищалась его самобытным и колоритным творчеством, особенно картинами, где во всем великолепии предстают предметы быта и национальной одежды саха. Автор так мастерски передал сакральность и магию древних украшений, утвари, жилища. Он, видимо, умел зреть в таинственную символичность и условность того, что он изображает, знал загадочную предысторию и мировоззренческую насыщенность всех этих рукотворных сокровищ, в которых мастера древности вкладывали свои знания о Мироздании, о тайнах Бытия…
Михаил Михайлович очень многое знал, и это передал в своих картинах и записях. Исследователь рассказывает об обряде наказания вредного, строптивого, злобного, который безнаказанно обижал сородичей, возможно, и преступника:
«Укрощение нрава проводилось изъятием одного или двух элементов «кут»: «ийэ кут» и «буор кут», составляющих физиологические части «кута», потому и доступных поеданию шаманом, а «салгын кут», составляющий элемент психического порядка, сохраняли, чтобы человек не лишился своих теней, связанных с тремя элементами «кут», и полное уничтожение которых привело бы к неминуемой смерти укрощаемого объекта.
Действия эти проводились «черным шаманом», вхожим в мир «абааһы»-демоном, или «сиэмэх ойууном»-черным шаманом.
Акт извлечения элементов «кут»-души из наказуемого субъекта производился тайно от него посредством особых шаманских таинств. Извлеченные элементы «кут» в их невещественном виде внедряются в какое-либо человекоподобное чучело, грубо стесанное из обрубка дерева, довольно крупного размера. Затем чучело уносится в глухой лес, устанавливается между раздвоенными стволами большого дерева – «тобулгах араҥас».
Тобулгахи, различного размера, от 20-30 см. до 2 метров, в виде грубо стесанных человекоподобных чучел, часто встречались в центральных районах Якутии вплоть до 1920 г. Их можно было найти в глухих лесах, на перевалах между таежных речек или вблизи самых древних кладбищ, которые тоже находились в лесу.
В 1919 году нами было обнаружено на территории Алагарского наслега, Чурапчинского района, в м. «Дуолу», вблизи древнего кладбища с могилами известных в народе, б.князцов Боотурууского улуса «Мочоот» и «Бичээх» Кюряковых, живших во второй половине XVIII в., в лесной чаще, весьма старое человекоподобное чучело, высотой до одного метра, слегка стесанное из круглого чурбана и вставленное в расщелину трехствольного дерева. На дереве не было каких-либо следов жертвенных навесов».


Был еще страшный и самый жестокий карательный обряд в древности. О нем устная молва сохранилась, но письменных заметок почти нет. Зловещие человекоподобные чучела-тобулгахи без сомнения связаны с этим культом.
Нашла упоминание о нем тоже в заметках Михаила Носова: «…Самая жесткая форма карательного мероприятия – «КЭЙЭЭРИН». Знатоки якутских обычаев из людей конца XIX в. сообщали, что вплоть до последних десятилетий этого века бывали случаи, когда один из двух враждующих между собой крупных родоначальников и старейшин тайно нанимал сильного шамана за высокое вознаграждение к совершению акта уничтожения души своего врага, т.е. произвести «КЭЙЭЭРИН». В таких случаях шаман совершал свою мистерию вдали от населенного места в глухом лесу. Деревянное человекоподобное чучело, олицетворявшее человека, у которого надлежало умертвить душу, прокалывалось копьем и оставлялось под многоствольным деревом, изображавшим жертвенный «кэрэх» со стрелой «куочай». Тут же убивалось жертвенное (животное), сердце и печень которого оставлялось на жертвенном дереве для съедения «абааhы»».
Еще одно, весьма интересное, описание своеобразного обряда «кэйээрин», можно найти в книге доктора исторических наук Розалии Бравиной «Киһи уонна Дьылђа» («Человек и Судьба»): «К примеру, в случаях кражи скота, когда предположительно знали имя вора, а доказательств не было. В таком случае затапливали камелек и бросали в огонь конский волос с маслом, чтобы появился запах горелого. Затем один из мужчин брал в руки лук, и все хором протяжно, речитативом несколько раз выводили имя предполагаемого вора. После этого должен был появиться некий туман или дымок, и проплыть перед горящим огнем, и в этот дымок нужно было стрельнуть из лука. Если имя вора было угадано, тот должен был умереть в течение нескольких дней после обряда, а если была возведена напраслина, то проклятье возвращалось к тем, кто его совершил, и убивало самого лучшего из них».
У саха с древних времен существует пословица «Кырыыс баһа хаанннаах», которую дословно можно перевести так: «У проклятья кровавая голова». Поэтому такие тяжкие обряды, видимо, совершались только в крайних случаях.
Из описанного Носовым четко видно, что страшный обряд, связанный с тобулхаком, был распространен в центральных улусах Якутии. Как говорят старожилы этих мест, немые свидетели магического зловещего культа – тобулгахи до сих пор где-то сокрыты в глухих местах. И трогать их строго-настрого запрещается, ибо древнее проклятие может проснуться… Ведь мы не знаем, что кроется в них.
 

Вернуться назад

Варвара КОРЯКИНА
г. Нерюнгри

 

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2019

Rambler's Top100