главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

 шаманизм

 


  Образ духа-хозяина дома в традиционных представлениях алтайцев

Культ духа-охранителя жилища являлся одним из самых устойчивых и распространенных. Свое развитие он получил в алтайской религиозно-мифологической системе. Изначально одну из главных ролей защитника очага, жилища и его обитателей выполнял дух огня, чаще представлявшийся в женском образе. В тюркской традиции, очаг был не только атрибутом божества – он и сам наделялся антропоморфными чертами [Традиционное мировоззрение, 1988, С. 137]. Это хорошо видно из обращения к очагу:

Тридцатиголовая огонь-мать,
С ушами из согнутого камыша,
Сорокаголовая девица-мать,
По семи спускам спускающаяся,
На семи зыбунах качающаяся,
преклоняя (качая) голову обитающая.
На семи спусках спускающаяся,
Спуская голову, голову прославляемая!
Хозяин трех очагов.
Рога перевитого тальника –
Синеющая синева –
спустившийся царь.
В одежде из зеленого шелка
Веселое, зеленое пламя.
В одежде из красного шелка
Веселое, красное пламя.
Будучи высеченным отцом,
Будучи матерью зажженной
Тридцатиголовая огонь-мать!
С ушами из выгнутого тростника,
Сотворивший белые цветы,
Проливший белый навар,
Сотворивший синие цветы,
Синий навар проливший,
Тридцатиголовая огонь-мать!
По семи спускам спускающаяся,
Освещающая светом семь ясностей,
Тридцатиголовая огонь-мать!
Играющий огонь в очаге (ямке),
Чистый очаг, все знающий, уважаемый!
Все мерзлое тающий,
Все сырое варящий,
Чистый очаг, все знающий, уважаемый!
Все мерзлое тающий,
Все сырое варящий,
Чистый очаг, все знающий, уважаемый!

[Дыренкова Н.П., 1927, С. 72].

К другой категории охранителей жилища и семьи относятся родовые и семейные духи. В качестве их олицетворения выступали различного вида скульптурные изображения антропоморфного и зооморфного типа, а также аниконические (т.е. не имеющие определенного образа). Алтайцы называли этих божков тургузу или тес [Дьяконова В.П., 2001, С. 180-181].

У тюрков Южной Сибири, в том числе и у алтайцев, большим почтением пользовался Эжик Тенерезi (Эжиктын-ээзi) – дух-хозяин дверей или Позого – дух-хозяин порога. Для алтайцев порог дома являлся одним из важнейших элементов внутреннего устройства жилища. В традиционном сознании, порог мыслился границей между освоенным и неосвоенным пространствами. И не удивительно, что порог являлся местом, где мог обитать «хозяин дома». По народным поверьям считается, что когда в доме порог чистый, то злые духи не могут пробраться в дом, если же грязный – входит беспрепятственно. Поэтому, все жилище и особенно порог алтайцы старались держались в чистоте. Строго запрещалось наступать, а тем более садиться на порог, так как «хозяин» дома мог обидеться. Ввиду этих поверий, алтайцы, как и все тюрки Южной Сибири никогда не наступают, не здороваются и не передают что-либо через порог. В честь этого духа регулярно проводили обряд жертвоприношения. Известный исследователь алтайского шаманизма А.В. Анохин по этому поводу писал: «Обряд камлания Эжик Тенерезi совершает каждое семейство приблизительно через год после своего брака, а в дальнейшем при болезни кого-нибудь из члена семейства. Эжик Тенерезi в жертву приносят:

1. три туяса – конек «абырткы» (молочный продукт – Б.В.) (один из них маленький, а два больших);
2. толу – женские и мужские рубахи и кафтаны числом семь.

Камлание совершает кам (шаман – Б.В.) или камка в избе» [Архив ТОКМ, фонд А.В. Анохина, оп. 8, д. 9, л. 2].

В мифо-ритуальный корпус алтайцев, в результате этнокультурного взаимодействия с русским этносом, органично вошел мифологический персонаж – Тордо (У-Ээзи, Сузетка) или домовой. Как известно, мифологические сюжеты, переходя от одного народа к другому, подвергаются изменениям не только соответственно конкретной обстановке национального быта и конкретным социально-историческим обстоятельствам, но и своеобразному мышлению, характерному для той или иной народной среды. Алтайцы наделили Тордо охранительными функциями. И в настоящее время, среди алтайцев можно услышать такое выражение: «Кижинин тордози атхан» – «Остался Тордо человека» [ПМА, Елбачева М.И.]. В народе до сих пор строго соблюдается обычай поклонения духу огня и «хозяину» дома при постройки нового жилища. Почитание духов производится различными способами: путем сжигания части пищи, выставлением блюда либо кроплением вина и разбрасыванием по углам кусочков пищи. «Кормят Тордо в углах, приговаривая: «Чахшы ажын! Чахшы кюр!». – «Хорошо покушай! Хорошо присматривай» [ПМА, Тазрочев С.С.]. При переезде в другой дом необходимо было «взять» с собой домового. «Когда переезжаешь из одного дома в другой, в другую деревню, то всегда звали Тордо с собой. Для этого брали ухват, клюку – кочергу, лопату и «звали» домового» [ПМА, Авошева В.Ф.]. В некоторых случаях, чтобы «перевезти» домового алтайцы обращались к шаману. Он проводил камлание, угощал Тордо талканом (блюдо из ячменной муки) с чаем и наказывал духу хорошо смотреть за хозяйством [ПМА, Папикин М.И.].

Представления о внешнем виде домового духа у алтайцев размыты, обычно он был невидим, но мог появиться в антропоморфном облике – мужчины с бородой или женщины, как правило, оба они невысокого роста. В традиционных представлениях духов могло быть двое, и они жили как супруги. Наши информаторы говорили: «Тордо – это духи, которые живут в доме. Они маленькие, как куколки. Как-то, я сплю и вижу бородатого мужичка. Он мне сказал: «Ты что меня не кормишь?!». Я проснулась и поставила ему чашку с едой. Он больше не показывался. Хорошо охраняет дом» [ПМА, Мокошева А.А.].

Отношение «хозяина» дома к людям было неоднозначным, «он делает как хорошо, так и плохо» [ПМА Тудашев А.И.]. С одной стороны этот дух обеспечивает благополучие дома и его обитателей. С другой стороны, он не любит незваных гостей, может обижаться, капризничать. Плохое расположение этого духа к людям обычно выражается в том, что ночью он причиняет некоторым людям дискомфорт: «Когда кто-нибудь спит, Тордо может его дернуть за ногу или за другую часть тела. Так, однажды, он дернул пожилую женщину, а она так закричала и стала ругать Тордо, что тот больше ее не трогал» [ПМА, Пустогачев А.А.]. Незнакомых и несимпатичных ему людей дух "давит" ночью во время сна и тем снятся кошмары. После пробуждения эти люди в груди ощущают тяжесть. Озорство домового может проявляться также и в том, что он может вытаскивать постель или подушку у спящего человека, заплетать женщинам волосы в многочисленные косички. «Вообще, Тордо любит шалить, женщинам волосы заплетет, а потом они и не и могут их расплести» [ПМА, Авошева В.Ф.]. В то же время, к таким косичкам относились трепетно. По алтайским поверьям, плетение косичек означает знак покровительства и симпатии со стороны Тордо. Женщинам которым домовой заплел косички всегда сопутствует удача. Обрезать такие косички строго запрещалось. Алтайцы верят, что заплетенные рукой домового косички через определенное время сами расплетаются (со слов информаторов, обычно после Рождества). Расплетать же волосы самим женщинам не рекомендуется. Считается, что в этом случае укоротится срок ее жизни либо на нее обрушатся несчастья. Нами зафиксированы случаи, когда женщины ходили с такими косичками несколько лет.

Согласно алтайским представлениям, «хозяин» дома отличается своим трудолюбием и любовью к чистоте. Очень важно было соблюдать в доме чистоту. Запрещалось на ночь оставлять немытую посуду. В случае, когда все же оставляли грязную посуду, то иногда слышали, как домовой «ночью ходит, чашками гремит, посуду моет» [ПМА, Авошева В.Ф.]. В таком случае, домовой мог рассердится на хозяев дома и сделать какую-то неприятность.

Тордо воспринималась как покровительница домашних животных, особенно лошадей. Во многом от его хорошего расположения зависит благополучие людей. По словам информаторов: «Если корова отелится или лошадь ожеребится, то Тордо разбудит хозяев, не даст спать. Они обитают в стайках, живут со скотом. Любимой лошади заплетают в косички гриву и хвост. Лошадь же, которую не полюбит Тордо, может так загнать, что с нее пена течет. Понравившуюся корову выглаживает. А если корова не нравится, то она ходит вся в морщинах» [ПМА, Тазрочев С.С.].

Хозяйственность домового выражается в постоянной опеке домашних животных в самых разнообразных ситуациях. В связи с этим, представляют интерес, записанный нами рассказ: «Один мужик пришел домой, видит, прямо у окна сидит Сузетка – женщина. Мужик пошел в амбар – она там сидит. Ранним утром Сузетка кормит скот. У нее надо спрашивать разрешения и предупреждать, когда собираешься продавать скот. Так, например, если продашь коня, не сказав об этом Сузетке, то проданную лошадь он приводит обратно к хозяину. Но если лошадь или другой скот прогнать через реку, то Сузетка не может их обратно вернуть. В случае, когда человек прогневает Сузетку, то он потеряет свое счастье. Такой человек, сколько не будет трудиться, богатства и достатка не наживет» [ПМА, Папикин М.И.].

Считается, что Тордо может подражать голосу людей и даже отвечать на вопросы. «Как-то две коровы залезли в огород. Капусту едят. Одна из них бодается. Я ее очень боюсь. Крикнула бабушке, а она мне в ответ: «Сейчас!». Коровы так и съели капусту, а бабушка не пришла. На следующий день бабушка вся в печали – коровы капусту съели. А я говорю, что звала ее и она окликалась. На самом деле оказалось, что бабушки вообще дома не было, за нее ответил домовой [ПМА, Авошева В.Ф.].

Таким образом, мы видим, что иноэтнический персонаж домового органично вошел в мифологические представления алтайцев. Очевидно, что формирование образа «хозяина» дома, как представителя самостоятельной категории духов является теснейшим образом связано с древними местными традициями. В этом смысле, Тордо или Сузетка представляет собой локальное явление в тюркских верованиях. Этот дух встал в один семантический ряд с духами огня, дверей (порога) и семейно-родовыми духами-охранителями, основной функцией которых является обеспечение защиты обитателей дома и благополучия в хозяйственной жизни семьи.

ПРИМЕЧАНИЕ
1.Архив Томского областного краеведческого музея, фонд А.В. Анохина, оп. 8, д. 9.
2.ПМА, Авошева Валентина Феотисовна, 1937 г.р., сеок Хомнош, село Санькин аил, Турачакского района, 20.06.2001 г.
3.ПМА, Мокошева Анна Артемовна, 1932 г.р., сеок Кузен, село Тондошка, Турачакского района, республики Алтай, 27.06.2001 г.
4.ПМА, Папикин Матвей Иванович, 1915 г.р., сеок Тивер село Артыбаш, Турачакского района, республики Горный Алтай, 27.06.2001 г.
5.Пустогачев Аким, Айангиевич, 1946 г.р., сеок Бардыяк, село Курмач-Байгол, Турачакского района, республики Алтай, 30.06.2001 г.
6.Тазрочев Савелий Сафронович, 1930 г.р., сеок Кузен, село Тондошка, Турачакского района, республика Горный Алтай, 20.06.2001 г.
7.Тудашев Александр Ибадыч, 1929 г.р., сеок Кол Чагат, село Усть-Пыжа, Турачакского района, республики Горный Алтай, 24.06.2001 г.

Список литературы
Дыренкова Н.П. Культ огня у алтайцев и телеут. // Сб. МАЭ, Т.VI, Л. 1927.
Дьяконова В.П. Алтайцы. Горно-Алтайск: Юч-Сумер, 2001,
Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири: Пространство и время. Вечний мир. Новосибирск: Наука, 1988

 

Вернуться назад

Автор: Венарий Алексеевич Бурнаков
младший научный сотрудник ИАЭТ СО РАН,
кандидат исторических наук

   

главная

все новости

история

шаманство

статьи

магазин

All Rights Reserved. Все права защищены.
etnografia@list.ru
© 2007-2010

Rambler's Top100